Полная версия

«Сербия медленно скользит к признанию независимости Косово»

  12 июля 2018, 21:45 254

Новый раунд брюссельских переговоров о «полной нормализации отношений» между Белградом и Приштиной при посредничестве ЕС, по сути, не принес ничего нового, считают сербские эксперты, опрошенные EADaily.

Напомним, что переговоры были прерваны 16 января. После известия о том, что в Косовской Митровице был убит один из лидеров косовских сербов Оливер Иванович, сербская делегация покинула переговоры и вернулась в Белград. Сербские власти тогда заявили о том, что вернутся к переговорам только после выяснения обстоятельств убийства Ивановича. В конце июня переговоры были возобновлены, хотя до этого момента так и не было выполнено еще одно условие Белграда для продления диалога: после нападения на директора Канцелярии по Косово и Метохии правительства Сербии Марко Джурича в марте 2017 года партия косовских сербов «Сербский список» вышла из состава правительства сепаратистского Косово и в качестве условия продления диалога с сепаратистскими властями назвала скорешее формирование Сообщества сербских муниципалитетов. Официальный Белград поддержал решение «Сербского списка». Как сообщили сербские СМИ, президент Сербии Александр Вучич и канцлер Германии Ангела Меркель в ходе телефонного разговора 9 июля согласились с тем, что переговоры необходимы, и что сохранение мира и достижение компромиссного решения по вопросу Косово и Метохии имеет ключевое значения для обеих сторон.

По мнению социолога, профессора Университета города Нови Сад (Сербия) Срджана Шлюкича, диалог в Брюсселе сложно назвать переговорами в настоящем смысле этого слова, так как переговоров как таковых там нет, а «есть только давление на Сербию со стороны албанцев и их западных союзников, именуемых „посредниками“». «После громких обещаний в адрес сербской общественности и угроз, что переговоры не возобновятся, пока не будет раскрыто убийство Оливера Ивановича, и пока Приштина не выполнит обещание по поводу формирования Сообщества сербских муниципалитетов, президент Сербии Александр Вучич поспешил в Брюссель на первый же чих ЕС и встретился там с лидером сепаратистов Хашимом Тачи. Параллельно с этим он продолжает готовить общественность к тому, что последует, заявляя, что „все уже было потеряно раньше“, и что он борется за то, чтобы Сербия получила „хоть что-то“», — заявил Шлюкич корреспонденту EADaily.

Как считает эксперт, Александр Вучич на самом деле очень боится, и на это у него есть две причины. «Западные „друзья“ президента Сербии оказывают на него давление, чтобы заставить его подписаться под тем, что Сербия не будет препятствовать приему Косово в ООН (по сути, это форма признания независимости). В противном случае Запад перестанет поддерживать власть Вучича и Сербской прогрессивной партии», — сказал социолог. С другой стороны, напомнил Шлюкич, президент Сербии хорошо знает, что подавляющее большинство граждан выступает за так называемый замороженный конфликт. Это значит, что Сербия ни на каких условиях не должна признать независимость Косово, уточнил он. И сам Вучич недавно заявил о том, что он знает, что 80% населения выступают за сохрание косовского конфликта в стадии заморозки, добавил эксперт.

«Этим он признал, что не получил того, чего хотел от „внутреннего диалога“ (в прошлом году Вучич призвал сербскую общественность начать „внутренний диалог о Косово“ — EADaily). Этот „внутренний диалог“ не упоминает больше ни он, ни его соратники. Агентства по исследованию общественного мнения, которые симпатизируют Вучичу и Сербской прогрессивной партии, также публикуют соответствующие результаты. Сербская православная церковь тоже дала всем понять, что она против признания независимости Косово. Поэтому Вучич боится выйти к гражданам Сербии с пустыми руками, он должен получить „хоть что-то“. Это, скорее всего, могли бы быть какие-то права для косовских сербов и защита религиозных объектов Сербской православной церкви. Резолюцию 1244 и Конституцию Сербии Вучич уже давно не упоминает. Конечно, за это он не получил бы никаких гарантий, кроме западных, а как оказалось на практике, они полностью бесполезны», — предположил Срджан Шлюкич.

Как пояснил эксперт, Вучич заговорил о возможности проведения внутрисербского референдума по Косово, чтобы оправдать свои действия «волей народа». Но, тем не менее, референдум по вопросу Косово в Сербии мог бы оказаться ловушкой по нескольким причинам, предупредил Шлюкич. «Во-первых, непонятно, как будет сформулирован вопрос, который выносится на референдум. Его формулировкой сербские власти могли бы завуалировать суть самого предложения. Если бы, к тому же, реализацию этого предложения гарантировал Запад, это был бы обман чистой воды. Во-вторых, референдуму, скорее всего, предшествовала бы агрессивная пропагандистская кампания, так как огромное большинство сербских СМИ контролируют власти и их западные друзья. Те, кто выступил бы против решения властей, не смогли бы получить эфирное время или возможность защищать свою позицию. Скорее всего, на них обрушились бы оскорбления и клевета, как это бывало раньше. В конце концов, имеет ли сегодняшнее поколение сербов право оставить своим потомкам Великую Албанию у собственных границ и отказаться от соотечественников в Косово, отказаться от сербских святынь в этом крае, которые сложно даже перечислить?», — задался вопросом Шлюкич.

Он высказал своё мнение по поводу того, почему сербские власти все еще не озвучили свой вариант решения косовского вопроса, хотя сам Вучич обещал сделать это сначала в марте, потом в апреле, а потом в июне. «Думаю, что это прежде всего связано с тем, что албанцы и их западные союзники не хотят предложить Сербии абсолютно ничего в обмен на признание Косово. А зачем им это? Сербская власть до сих пор все отдавала бесплатно, не получив пока даже беззубое Сообщество сербских муниципалитетов (хотя оно не принесло бы сербам ничего вещественного)», — допустил эксперт.

Учитывая все эти моменты, Шлюкич считает, что сербские власти попытаются или купить еще немного времени, или убедить общественность в том, что капитулировать необходимо «ради будущего», то есть, ради вступления Сербии в ЕС. «Одновременно ЕС не скрывает, что приёма новых членов придется еще подождать. Единственный шанс Сербии — это замороженный конфликт. Тачи в Брюсселе высказался против этого, потому что ситуация в мире меняется. Запад уже не является неоспоримым мировым лидером, усиливают свои позиции Россия и Китай, а это суверенные страны с собственными интересами, часто противоположными интересам США и ЕС», — подытожил эксперт.

Председатель исполнительного комитета Народной партии Сербии Владимир Добросавлевич разделяет мнение Шлюкича по поводу содержания переговоров Белграда и Приштины. По его мнению, «в переговорах ничего не изменилось еще с обещания, которое дал определенным центрам влияния теперешний президент, а тогда ведущий кандидат от оппозиции Александр Вучич накануне выборов 2012 года — о том, что в вопросе Косово и Метохии он будет готов пойти дальше, чем любой другой политик в Сербии после 2000 года». Как считает Добросавлевич, Сербия «медленно скользит к признанию независимости Косово и Метохии». «Теперь счет надо оплатить. Обещания иностранным покровителям должны быть выполнены», — заявил эксперт.

«Попытка запугивания сербского общественного мнения войной, санкциями, конфликтами с соседями — ни что иное, как манипуляция, за которой скрывается один простой факт. У сербского народа нет проблем, проблемы есть у его президента Александра Вучича, потому что он должен выполнить свои обещания. В этом смысле в переговорах Белграда и Приштины нет никаких значительных сдвигов по отношению к тому, на что он согласился, подписав Брюссельское соглашение в 2013 году. Сербские власти медленно идут к подписанию всеобъемлещего международного договора с Приштиной, который де-факто означает признание независимости Косово через его присутствие в международных организациях, прежде всего, ООН», — сообщил Добросавлевич EADaily.

Что касается возможности решить вопрос Косово и Метохии на референдуме, как об этом заявил президент Вучич, Добросавлевич считает, что в данный момент политические и медийные условия таковы, что нет даже минимальной гарантии, что этот референдум может быть честным.

«Референдумы еще с момента окончания Второй мировой войны всегда дают тот результат, который идет на руку организаторам. Из-за возможностей медийного давления, шантажа одной части избирателей и давления на другую, я не думаю, что референдум может показать какой-либо результат, кроме того, который ожидает правяшее большинство. Сегодня нет условий для серьезного референдума, на котором граждане Сербии могли бы высказать свое мнение по такому важному для будущего страны вопросу», — полагает Добросавлевич.

Отвечая на вопрос, в чем может заключаться суть компромисса по Косово, о котором говорит Александр Вучич, эксперт заявил, что, по его мнению, «компромисс относится только к статусу президента Вучича и неограниченной поддержке, которая ему оказывается». «Это своего рода „эрдоганизация“ Сербии», — добавил он.

По словам Добросавлевича, нужно понять, что правящий режим подразумевет под словом «компромисс». «Если случайно откажемся от всеобъемлещего соглашения с Приштиной, что тогда произойдет? По версии сербских властей, возникнет конфликт, начнётся очередной исход сербского народа с территории Косово и Метохии, разгорится война. Конечно, никто в Сербии не желает конфликта, особенно после всего, что с нами происходило в 90-е годы. Нам как раз нужен мир и возможность стабилизировать государство, обеспечить развитие и процветание. С этой стороны нам предлагается ложная дилема», — полагает эксперт.

Со своей стороны, Добросавлевич не считает, что в случае отказа от договора с Приштиной произойдут какие-то драматические события — просто президент Вучич окажется в неудобном положении перед иностранными покровителями. «Боюсь, что в данный момент единственный компромисс касается его абсолютной власти», — сказал эксперт.

Владимир Добросавлевич также не считает возможным обсуждать раздел Косово с албанской стороной в качестве одного из возможных вариантов компромисса. «Не может быть компромисса по поводу территории, которая вышла из вашей политическо-правовой системы и находится под своего рода оккупацией международного сообщества. Нас фактически принуждают отдать все и не получить ничего взамен. Я не уверен, что мы можем говорить о разделе Косово и Метохии или о каком-то другом статусе этой территории наподобие Аландских островов (формально входят в состав Финляндии, но при этом имеют особый статус, являясь полностью демилитаризованной территорией — EADaily). Думаю, что сейчас речь идет только о чём-то наподобие двух Германий в прошлом или Палестины и Израиля в настояшее время. Это значит, что два государства могут друг друга не признавать, но при этом не препятствовать участию соседа в международных организациях, — пояснил Добросавлевич. — Боюсь, что компромисс, так, как это подаётся сербской общественности, касается исключительно дальнейшей „султанизации“ власти Александра Вучича в Сербии. Это значит, что как только он выполнит свои предыдущие обещания Западу, он получит возможность каждый следующий раз просить еще немного дополнительного времени, чтобы установить еще более жесткий контроль над общественными и политическими процессами в Сербии, над СМИ, над экономикой. В обмен он мог бы выполнить новые требования США и ЕС. Будет ли это сдача Республики Сербской или вступление в НАТО — об этом можем только гадать. Но известно то, что он торгуется за поддержку собственной абсолютной власти в Сербии».

«Могу сказать, что интересам граждан Сербии не может соответствовать какой-либо компромисс, который подразумевал бы международное признание Косово и Метохии», — подытожил Владимир Добросавлевич.

Источник
Похожие новости
19/09/2018, 14:31 142
19/09/2018, 12:30 96
19/09/2018, 22:30 65
Новости партнеров