Полная версия

Нефтянка России долго выдержит ценовую войну при курсе 100 рублей за доллар

  25 марта 2020, 19:30 686

Россия и Саудовская Аравия смогут выдержать нефтяную войну несколько лет. А при курсе 100 рублей за доллар наши компании смогут продержаться еще дольше. Отечественные эксперты оценили перспективы нефтяных котировок, сделок между крупнейшими нефтедобытчиками ради роста цен и запас прочности, которым обладают страны.

Цена нефти: по $ 5 или по $ 60?

Аналитики, опрошенные агентством Bloomberg, не исключили, что цена нефти может снизиться до $ 20 и даже до $ 5 за баррель. Глава «Роснефти» Игорь Сечин, в свою очередь, заявил, что стоимость черного золота может подняться до $ 50−60 уже к концу года, если добыча сланцевой нефти сократится.

«Падение спроса из-за мер по ограничению распространения коронавируса, с одной стороны, и обострившаяся борьба производителей нефти за сужающиеся рынки сбыта, с другой стороны, создают крайне неблагоприятную обстановку для прогнозов», — говорит аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев. Он отмечает, что прогнозирование стоимости нефти и в спокойные времена было задачей неблагодарной, а в период высокой волатильности и вовсе бессмысленной: «Пока еще не ясно, насколько в итоге упадет спрос, как быстро и насколько в действительности смогут увеличить добычу нефтяники (или, напротив, сократить из-за низкой рентабельности), и как скоро закончатся емкости для хранения и перевозки нефти. Много факторов неопределенности. Рынок должен найти новый баланс, новую точку отсчета, от которой можно будет строить прогнозы».

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков отмечает, что некая определенность появится под конец второго квартала. «Скорее всего, мы будем жить при низких ценах на нефть (не более $ 35 за баррель) на протяжении всего второго квартала 2020 года. А далее будет повышение цены, так как коронавирус во всех странах будет отступать, а добыча нефти в США сокращаться», — полагает эксперт.

В начале года Brent стоил около $ 70, на днях падал до $ 25 за баррель. «Средняя годовая цена, по моим предположениям, будет в районе $ 40. Но внутри этой средней цены возможны большие колебания в ту или другую сторону», — считает Алексей Калачев.

Директор экономического направления Института энергетики и финансов НИУ ВШЭ Марсель Салихов сомневается при этом, что цена нефти упадет до $ 5 за баррель. «Это маловероятный сценарий, так как этот уровень не окупает прямые операционные издержки многих производителей», — говорит экономист. По его мнению, нефтяные котировки могут вернуться в диапазон $ 50−60 за баррель, но при условии, что ситуация с коронавирусом стабилизируется в ближайшие пару месяцев, а ОПЕК с Россией вернутся за стол переговоров.

Смогут ли договориться Эр-Рияд и Вашингтон

Марсель Салихов отмечает, на рынке есть определенные ожидания, что США и ОПЕК могут договориться о скоординированном сокращении добычи. «Поводом стало неофициальное общение между одним из комиссаров Железнодорожной комиссии Техаса и секретарем ОПЕК», — говорит директор экономического направления Института энергетики и финансов НИУ ВШЭ. Он отмечает, что Железнодорожная комиссия Техаса — это местный регулятор в сфере энергетике: «В 30-е годы комиссия регулировала объемы добычи в штате для поддержания цен и фактически стала одним из прообразов для создания ОПЕК в 60-е годы. Однако федеральные власти США не поддерживали местные инициативы, поэтому пока о каких-то реальных договоренностях речи не идет. Пока это слухи».

Консультации будут идти, но шансы на заключение работающего соглашения между США и Саудовской Аравией невелики, считает аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев. «Кого, собственно, будет представлять участник переговоров со стороны США? Saudi Aramco обеспечивает 100% нефтедобычи в Саудовской Аравии, 100% нефтяного экспорта страны, и полностью контролируется королевской семьей. Здесь все понятно. Но нефтяная отрасль США полностью находится в частных руках. Она состоит из тысяч частных нефтяных компаний, ни одна из которых не доминирует на рынке. Им нельзя приказать сокращать добычу при высоких ценах или наращивать при низких. Они сами будут сокращать добычу при низких ценах и наращивать при высоких, ни с кем не советуясь, кроме своих кредиторов и акционеров. Цена нефти для них — все. А подпись представителя США под соглашением с Саудовской Аравией — ничто», — говорит аналитик. Он замечает, что даже с Россией соглашение почти не сработало, и все годы действия соглашения ОПЕК+ Россия фактически не снижала добычу и наращивала экспорт: «Минэнерго России не имеет власти над нефтяными компаниями, оно даже не регулятор нефтегазовой отрасли. В лучшем случае, министерство могло договариваться с нефтяниками, и то, только тогда, когда его позиция была согласована с президентом. Президенту они не могут отказать до определенного предела. Но в нашем случае крепкий рычаг управления отраслью все-таки есть, а в США и такого нет. Администрация США может влиять на бизнес только регуляторными методами — через налоги».

Предел прочности Саудовской Аравии и России

«Текущие уровни цен являются тяжелыми для всех производителей нефти. Для России и Саудовской Аравии — из-за высокого уровня налоговых изъятий, которые фактически „сидят“ в цене. Операционные издержки в обеих странах относительно небольшие и выше текущих уровней цен. Но основной удар принимают на себя государственные бюджеты, у которых выпадает большая часть нефтегазовых доходов», — говорит Марсель Салихов.

Алексей Калачев уточняет, что российский бюджет сверстан из расчета цены отсечения по бюджетному правилу в районе $ 43 за баррель, саудовский сбалансирован при цене около $ 80.

«Россия имеет более диверсифицированную экономику, которая зависит от нефтяных цен, но не так сильно, как Саудовская Аравия, — продолжает Марсель Салихов. — В России больше накопленных золотовалютных резервов и до обвала цен ожидался профицит бюджета. В этом смысле российский бюджет менее зависим от нефтяных цен. Дополнительная гибкость российской экономики обеспечивается плавающим режимом валютного курса. Девальвация рубля при снижении цен на нефть „автоматически“ повышает конкурентоспособность экспорта и ограничивает спрос на импорт. В королевстве фиксированный курс риала, поэтому им приходится тратить больше резервов для поддержки курса».

С другой стороны, отмечает директор экономического направления Института энергетики и финансов НИУ ВШЭ, у Саудовской Аравии есть свои сильные стороны: «У страны есть возможность сильно, на 20% нарастить уровень добычи за относительно короткое время и таким образом компенсировать снижение цен ростом объемов. У России такой возможности нет. Дефицит бюджета королевства также можно скорректировать: большая доля расходов приходится на развитие и модернизацию и их относительно легко можно отложить. Также есть возможность увеличить налогообложения в не нефтяном секторе экономике».

В любом случае, говорит Алексей Калачев, у Саудовской Аравии и России сейчас достаточно резервов, чтобы выдержать ценовую войну в течение нескольких лет: «Если, конечно, резервы не будут потрачены на что-то еще, на нацпроекты, например, или на борьбу с эпидемией. А за пару лет кризис на рынках и в отношениях может и закончиться».

Сколько стоит российская нефть

Алексей Калачев говорит, что более критично соотношение цен на нефть и себестоимости нефтедобычи. «Даже исходя из климатических и географических различий, очевидно, что в Саудовской Аравии себестоимость нефти будет ниже, — аналитик «ФИНАМ» замечает, что российские нефтяники порой заявляют, что выдержат цену и в $ 25, и даже в $ 10: «Однако это не совсем так. «Роснефть», контролирующая более 40% российской нефтедобычи и дающая более половины российского нефтяного экспорта, в последнем отчете, по итогам 2019 года, указала свои операционные затраты на добычу в размере $ 3,1 доллара на баррель, и капитальные затраты на разведку и добычу в размере $ 6,1 за баррель. Но вряд ли можно считать суммарные $ 9,2 за баррель полной себестоимостью продаваемой на экспорт нефти. Транспортировка, хранение, налоги, пошлины, акцизы, административные и коммерческие расходы надо учитывать, оценивая рентабельность нефтедобычи при текущем уровне цен».

По данным Росстата, в четвертом квартале 2019 года полная себестоимость экспортной нефти составляла около 15,8 тыс. рублей за тонну, что примерно соответствует $ 34 долларам за баррель.

«Это явно выше тех цен, по которым эту нефть можно сегодня продать. Конечно, девальвация рубля смягчила ситуацию, и сегодня пересчитанную себестоимость можно оценить примерно в $ 29,5. Но этого все еще много. При сохранении текущей ценовой ситуации на продолжительный период нефтяным компания будет сложно сохранять рентабельность. Поддержать нефтяную отрасль можно будет либо снижением налоговых ставок, на что вряд ли пойдет правительство, либо дальнейшим ослаблением рубля. При курсе в 100 рублей за доллар нефтяники смогут долго выдерживать текущие цены на рынке. Правда, остальным секторам экономики при таком курсе станет хуже», — резюмировал Алексей Калачев.
Источник
Похожие новости
24/09/2020, 21:45 564
25/09/2020, 04:15 297
25/09/2020, 00:15 330
Новости партнеров
Загрузка...